12:50 

ЗЕРКАЛО ЭПОХИ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

nikolaykofyrin
ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ
Кто является зеркалом эпохи? Чаще всего таковым считают великого поэта
или писателя современности. «Зеркалом русской революции» называли Льва
Толстого. А кто сейчас мог бы претендовать на столь высокое звание?



Я считаю, что поэт Евгений Евтушенко по праву может быть назван
«зеркалом нашей эпохи». Свои 79 лет он активно жил и во времена Сталина,
и во времена Хрущёва, и во времена Брежнева, Горбачёва, Ельцина,
Путина, Медведева… Надеюсь, ещё поживёт и многое опишет.



Евгения Евтушенко неоднократно выдвигали на Нобелевскую премию, которой
он безусловно достоин. Или премии «Большая книга», которую следовало бы
вручить за его последнюю ну очень большую книгу «Весь Евтушенко». На
презентацию этого издания был приглашён и я в Санкт-Петербургский Дом
Книги.

















Евгений Александрович Евтушенко (по отцу Гангнус), родился 18 июля 1932
года. Отец Евгения Евтушенко геолог и поэт-любитель Александр
Рудольфович Гангнус (1910—1976). Мать поэта, Зинаида Ермолаевна
Евтушенко (1910-2002), геолог, актриса, Заслуженный деятель культуры
РСФСР, в 1944 году, по возвращении из эвакуации в Москву, поменяла
фамилию сына на свою девичью.







Евгений начал печататься в 1949 году, первое стихотворение опубликовано в
газете «Советский спорт». В 1952 году выходит его первая книга стихов
«Разведчики грядущего», которая послужила основанием для поступления в
Литературный институт (без аттестата зрелости) и почти одновременно в
Союз писателей. С 1952 по 1957 год учился в Литературном институте имени
М.Горького. Исключён за «дисциплинарные взыскания», а также за
поддержку романа Дудинцева «Не хлебом единым».



В 1952 году Евтушенко стал самым молодым членом Союза писателей СССР,
минуя ступень кандидата в члены СП. Длительное время был секретарём
правления Союза писателей СССР.







«Евтушенко – это целая эпоха», признавал Булат Окуджава.







В книге «Преждевременная автобиография» Евгений Евтушенко писал: «Для
того чтобы иметь право беспощадно правдиво писать о других, поэт должен
беспощадно правдиво писать и о себе. Раздвоение личности поэта – на
реальную и поэтическую – неминуемо ведёт к творческому самоубийству… К
сожалению, многие поэты, когда их жизнь начинает идти вразрез с поэзией,
продолжают писать, изображая себя не такими, какие они есть на самом
деле. Но им только кажется, что они пишут стихи. Поэзию не обманешь. И
поэзия покидает их. … Умолчание о самом себе в поэзии неизбежно
переходит в умалчивание о всех других людях, о их страданиях, о их
горестях».







Лично я считаю, что нельзя оценивать произведение в отрыве от его
автора. Хотя бывают случаи, когда создаваемые автором тексты явно выше
его личности. Такова сила вдохновения!







«Поэт в России больше чем поэт» – эти слова Евтушенко стали его
манифестом. Евтушенко известен не только как поэт, но как и режиссёр,
актёр, драматург, сценарист.



«… я прожил большую жизнь, побывал во всех регионах России, во всех
республиках Советского Союза, в 96-ти странах. Я был одним из первых
поэтов, кто проломал своим голосом "железный занавес"».







Заключив в 1991 году контракт с американским университетом в г.Талса,
штат Оклахома, Евтушенко уехал с семьёй преподавать в США, где и
проживает в настоящее время.







Политические оппоненты и беспристрастные наблюдатели отмечали, что поэт
умел находить общий язык с властями при любом режиме. Среди других
поэтов-шестидесятников Евгений Евтушенко пользовался особым авторитетом.
Рассказывают, будто Евтушенко мог из ресторана позвонить председателю
КГБ Юрию Андропову, и поэта сразу соединяли.







В 2007 году по инициативе Всемирного конгресса русскоязычных евреев
Евтушенко выдвигался на Нобелевскую премию по литературе 2008 года.







Лично я считаю, что Евгений Евтушенко вполне достоин присуждения ему
Нобелевской премии. В нашей стране он уже давно стал классиком.







"Можно всё еще спасти", – уверен Евгений Евтушенко, и потому так и
назвал свою новую книгу. В предисловии он пишет: «Мы все – потенциальные
спасатели друг друга. Многие из-за крушения стольких "измов" вообще
разуверились в том, что в жизни существует какой-либо смысл. Но смысл
жизни – именно во взаимоспасении».







На встрече в Санкт-Петербургском Доме Книги Евгений Александрович
показался мне таким же энергичным, как и пятьдесят лет назад, когда
режиссёр Марлен Хуциев снимал выступление поэтов-шестидесятников в
Политехническом музее для своего фильма «Мне двадцать лет». После
окончания встречи я сказал об этом Евтушенко, а он подарил мне книгу со
своим автографом.







Недавно один петербургский журнал назвал 50 современных великих русских
писателей и их 120 книг, которые все читают и обсуждают. Евгений
Евтушенко в этот список почему-то не попал.



Данный журнал организовал «круглый стол», на котором с помощью главных
городских писателей и издателей, попытался разобраться, что будут читать
в следующем веке, кто из ныне пишущих авторов лучше всего фиксирует
современность и за кем из них стоит следить особенно внимательно.







Не буду перечислять этих самопровозглашённых «главных» «великих» русских
писателей. Сейчас как-то легко бросаются словами «великий» и прочими
пафосными эпитетами. Многие с гордостью называют себя поэтом. А сколько
политиков, актёров, спортсменов, шоуменов считают себя писателями – не
перечесть!







Многие издательства составляют список из 100 величайших писателей и произведений.



Кого же действительно можно назвать Писателем, а тем более великим?







Литература, как, впрочем, и всё искусство – дело вкуса. Нет хороших или
плохих писателей; есть любимые и нелюбимые. Одному нравится Лев Толстой,
но он терпеть не может Достоевского; другому нравится Достоевский, но
он не любит читать Льва Толстого.







Некоторые великие писатели весьма нелестно отзывались друг о друге. Лев
Толстой откровенно говорил Чехову: «А всё-таки пьес ваших я терпеть не
могу. Шекспир скверно писал, а вы ещё хуже!»







Сегодня стишки на злобу дня, по примеру Саши Чёрного, пишут многие. Но мало кто из них останется в истории литературы.



Хотя, на мой взгляд, цель – остаться не в истории литературы, а в человеческих сердцах как можно большего количества людей.



В конечном итоге, всё измеряется жизнеспособностью идей, которые предлагает автор.







Меня многие называют писателем, некоторые считают поэтом. Но «не понимаю
я этих больших слов: поэт, бильярд…», как говорила Анна Ахматова.



Называть себя поэтом, и быть поэтом – не одно и тоже. Да и нескромно это…



Важно не то, кто себя как называет, а как назовут нас в будущем.







Поэт это не тот, кто пишет стихи. Это тот, кто может уловить и
поэтически выразить настроения и чувства в рифмованном стихе (иногда
верлибром).



Лично я пишу и прозу, и поэзию в едином контексте, не разграничивая их, и не называю себя поэтом или прозаиком.







Когда признанья нет, поэт, увы, свободен, когда известен — раб пустой
толпы. Он лишь тогда ей на потребу годен, когда творит за деньги, без
любви. Лишь без наград, без всякого признанья, вдали от липкой жизни
суеты творит он для себя, как в покаянье. Он Дара раб, а не людской
молвы!







Настоящий писатель — не сочинитель; он лишь отражает жизнь, ибо сочинить
правду невозможно, можно лишь её отразить. Правда выше вымысла! А выше
правды Поэзия правды!







Заслужить талант невозможно! Это дар! Поэт — пророк! В вечности остаются поэты! И оценивает истинно только Вечность!







Высшее достоинство писателя — не искать славы, умерщвлять своё тщеславие.



Публикуя свой роман, я не имел цели заработать денег или стать
известным. Я писал ради того, чтобы помочь своим опытом самоспасения
тем, кто оказался в схожей трудной ситуации.







Моя задача не учить читателя, а побудить его вместе разгадывать Тайну. И
для меня счастье, если читатель откроет в тексте больше смыслов, нежели
открыл я. Я хочу помочь человеку задуматься, создаю пространство для
размышлений, не навязывая своего мнения, поскольку каждый должен сам
постичь себя и загадку мироздания.







Цель моего творчества – не других переделать, а себя создать!



Главный итог прожитой жизни — не количество написанных книг, а состояние души на пороге смерти.







Всякая книга — плод страданий и раздумий автора, и она должна иметь для
читателя ценность практическую. Поэтому писать нужно и можно лишь то,
что самолично пережил и выстрадал. Причём если не уверен, что твои
произведения будут читать через сто лет, не стоит и бумагу марать. Можно
опубликовать тома, а на слуху останутся только строчки. Так что
справедливо, когда настоящий талант оценивается после смерти. Купить
посмертную славу невозможно. Только Вечность даёт истинную оценку.







Талант писателя и состоит в умении разглядеть в случайном закономерное,
выделить в суетном неизменное, чтобы перевести временное в вечное.







Вот что советовал Фёдор Достоевский.



«Чтобы написать роман, надо запастись прежде всего одним или несколькими
сильными впечатлениями, пережитыми сердцем автора действительно. В этом
дело поэта. … При полном реализме найти в человеке человека. …



Никогда не выдумывайте ни фабулы, ни интриг. Берите то, что даёт сама
жизнь. Жизнь куда богаче всех наших выдумок! Никакое воображение не
придумает вам того, что даёт иногда самая обыкновенная, заурядная жизнь.
Уважайте жизнь! … Как только художник захочет отвернуться от истины,
тотчас же станет бездарен. …



Искусство, без сомнения, ниже действительности. … Чего бы вы ни
написали, что бы ни вывели, что бы ни отметили в художественном
произведении, — никогда вы не сравняетесь с действительностью. …



Проследите иной, даже вовсе и не такой яркий на первый взгляд факт
действительной жизни, — и если только вы в силах и имеете глаз, то
найдёте в нём глубину, какой нет у Шекспира. Но ведь в том-то и весь
вопрос: на чей глаз и кто в силах? …



В поэзии нужна страсть, нужна ваша идея, и непременно указующий перст,
страстно поднятый. Безразличие же и реальное воспроизведение
действительности ровно ничего не стоит, а главное — ничего и не
значит...»







Многие стихотворения Евгения Евтушенко можно и нужно воспринимать как заповеди, ниспосланные поэту с Небес.







Ничто не сходит с рук:



ни самый малый крюк



с дарованной дороги,



ни бремя пустяков,



ни дружба тех волков,



которые двуноги.







Ничто не сходит с рук:



ни ложный жест, ни звук –



ведь фальшь опасна эхом,



ни жадность до деньги,



ни хитрые шаги,



чреватые успехом.







Ничто не сходит с рук:



ни позабытый друг,



с которым неудобно,



ни кроха-муравей,



подошвою твоей



раздавленный беззлобно.







Таков проклятый круг:



ничто не сходит с рук,



а если даже сходит,



ничто не задарма,



и человек с ума



сам незаметно сходит…











Зеркало с укором смотрит на меня,



молча наблюдая как старею я,



как проходят глупо годы без любви,



требуя осмыслить прожитые дни,



задавая вечный мне всегда вопрос:



для чего живу я, и зачем я рос?



в чём предназначенье у моей судьбы?



чем я наполняю годы, дни, часы?



стану ли достоин счастья бытия,



иль умру в запое, тем предав себя?



воплощу ли делом давние мечты,



или оправдаюсь ленью суеты?



Что же ты такое — зеркало моё:



отраженье лика или Суть всего?



Смотришь беспристрастно вроде бы на всех,



заставляя видеть потаённых грех.



Почему с волненьем я смотрю в себя,



словно это кто-то вроде и не я?



Сквозь тончайшей ртути на стекле налёт



из другого мира виден мой полёт,



или прозябанье в скуке, мелкой лжи,



убивая ленью лучшей жизни дни.



Не простит никто мне бегства от себя.



Нету оправданья пустоте бытия.



Час давно мой пробил — так смелей вперёд.



Веры стань достоин, не живя уж в долг!



Всё сейчас творится, сделать сможешь ты,



только лишь поверив делом суть мечты.



Не прошу уж боле жизни я в кредит.



Кто себе не верит, тот и не свершит!



(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература






А как Вы считаете, КОГО МОЖНО НАЗВАТЬ ЗЕРКАЛОМ НАШЕЙ ЭПОХИ?







© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru







   

Библиотека современной прозы

главная