11:53 

Мариам Петросян "Дом, в котором"

shurshunchik
Я всех умней, но это незаметно.

Год изд.: 2009
Жанр: магический реализм
От издательства: На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс - мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные "скелеты в шкафах" - лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени.
Дом - это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом - это их отдельная вселенная.

От меня:
Это книга, которую Мариам Петросян, художница из Еревана, писала на протяжении 20ти лет. Она не считает себя начинающей писательницей и, несмотря на успех свого творения, заявляет, что больше ни одной книги из-под ее пера не выйдет. Мариам не собиралась издавать и эту. Она придумывала ее только для себя, в свое удовольствие, вкладывая в произвдение свою душу со всеми ее потаенными уголками, детскими страхами, заветными мечтами, снами и фантазиями.
Возможно, именно поэтому история вышла такой волшебной и проникновенной, а герои сказочными и, одноврменно, живыми.
Этот роман - оригами из парадоксов.

"Интересно то, что это действительно роман про детей-инвалидов. Единственное, чего в романе нет, так это детей и инвалидов." Читать еще отзывы

Из текста:
Дом серый спереди и расписан яркими красками с внутренней, дворовой стороны. Здесь его стены украшают рисунки-бабочки, размером с небольшие самолеты, слоны со стрекозиными крыльями, глазастые цветы, мандалы и солнечные диски. Все это со двора. Фасад гол и мрачен, каким ему и полагается быть.

Дом — это стены и стены осыпающейся штукатурки… Узкие переходы лестничных маршей. Мошкара, танцующая под балконными фонарями. Розовые рассветы сквозь марлевые занавески. Мел и замусоренные парты. Солнце, тающее в красной пыли дворового прямоугольника. Блохастые собаки, дремлющие под скамейками. Ржавые трубы, перекрещивающиеся и свивающиеся в спирали под треснувшей кожей стен. Неровные ряды детских ботинок со скошенными носами, выстроенные вдоль кроватей. Дом — это мальчик, убегающий в пустоту коридоров. Засыпающий на уроках, пятнистый от синяков, состоящий из множества кличек. Головоног и Скакун. Кузнечик и Хвост. Хвост Слепого, не отстающий от него ни на шаг, наступающий на его тень. К входящему Дом поворачивается острым углом. Это угол, об который разбиваешься до крови. Потом можно войти.


Никогда — это слишком долгое слово


Некоторые живут как будто в порядке эксперимента,


Твои мысли пахнут совсем не так, как слова. И это слышно.


Зеркала — насмешники. Любители злых розыгрышей, трудно постижимых нами, чье время течет быстрее. Намного быстрее, чем требуется для того, чтобы по достоинству оценить их юмор.
Я знаю красивейшего человека, который шарахается от зеркал, как от чумы.
Я знаю девушку, которая носит на шее целую коллекцию маленьких зеркал. Она чаще глядит в них, чем вокруг, и видит все фрагментами, в перевернутом виде.
Я знаю незрячего, иногда настороженно замирающего перед собственным отражением.
И помню хомяка, бросавшегося на свое отражение с яростью берсеркера.


Это вопрос свободы, - говорит он. - О которой можно спорить бесконечно с перерывами на чай, сон и празднование юбилеев.


— Я красивый - сказал Урод и заплакал
— А я - урод - сказал другой Урод и засмеялся.


— Как, интересно, кошки ходят по снегу, если снег выше кошек?
— Прыгают, — сказал он, глядя во двор.
— Каждый раз проваливаясь с головой и выскакивая обратно? А может, они роют тоннели? Как кроты? Снежные кроты, — задумчиво сказал мальчишка. — Зимой роют тоннели, летом превращаются в кошек. Весной, только превратившись, вылезают из-под земли и громко орут. Мартовские кроты. У них очень мерзкие голоса…


— Эй-эй, — пугается Рыжая. — Ты чего это, в обморок падаешь?
— Нет. Это у меня так душа в пятки уходит. Зримо.


— Здесь не всегда так грязно. По средам мы устраиваем уборки, а сегодня, как назло, вторник. Самый грязный день.
— И сколько сред вы пропустили? Только честно.


Свитера на случай холода. Еда на случай голода. Оружие на случай внезапностей...


Кажется, здесь побывали все. И все НЕ ЗЕЛЕНЫЕ! От этого просто устаешь.

Иллюстрации:
От Марии Емльяновой:








От Мариам Петросян:





Комментарии
2011-09-12 в 16:04 

*daydreamer*
- Go fuck yourselves. - We already have!
обожаю эту книгу :heart: начала читать - и провалилась...

2011-09-12 в 16:40 

shurshunchik
Я всех умней, но это незаметно.
:friend: Вот и я тоже) И теперь еще обожаю художницу, которая изобразила всех вот ровно так, как я представляла.

   

Библиотека современной прозы

главная